DZIENNIKARSTWO - ZAWÓD


19/12/2012

Взгляд и парашют

 

Поэт и переводчик Игорь Караулов — о запрете упоминать национальность преступников

Идея о запрете называть в прессе национальность преступников, долго бродившая в нашем государственном организме, получила высочайшую поддержку. На встрече с Советом законодателей ее одобрил Владимир Путин, отвечая на просьбу председателя Мосгордумы Владимира Платонова, который давно носится с законопроектом на эту тему.

— Я с вами согласен, преступник не имеет национальности: какая разница, к какой этнической группе относится человек, который нарушил норму закона? — сказал наш президент.

Путин слово держит, поэтому можно с уверенностью сказать: в ближайшее время у нас, наконец, появится закон, который запретит называть не только национальность, но и вероисповедание преступников, потерпевших и подозреваемых. И, вероятно, не только в зарегистрированных СМИ, но и на вольных просторах интернета. 

Спорить тут не с чем; обсасывание национального вопроса никак не помогает борьбе за правопорядок. Если лиходей уже попался в руки полиции, то он, без сомнения, будет примерно наказан, невзирая на то, к какому народу он себя причисляет и в какой храм ходит. Если же его еще предстоит поймать, то и тут бесполезно знание таких абстрактных признаков как национальность и тем более вероисповедание; сыщикам интересны объективные приметы: рост, цвет глаз и волос, родинки, наколки.

Зато любое сообщение типа «Четверо аквилонцев нанесли ножевые ранения борейцу» лесным пожаром распространяется в социальных сетях, обрастая душераздирающими эпитетами: опять эти звероподобные, дикие аквилонцы зарезали нашего кроткого, улыбчивого парня, верного члена борейской торсиды! Не забудем, не простим!

То есть из-за четверых недоумков мы беремся порочить красивый и мудрый народ, давший миру заслуженных врачей, прославленных танцоров и искусных чеканщиков. Так недолго и национальную рознь разжечь. Поэтому формулу «у преступности нет национальности» мы в последние годы слышим чаще, чем «хлеба к обеду в меру бери», — а будем слышать еще чаще.

Впрочем, эта формула хоть и бесспорна, а все равно подозрительна. Нет ли в ней дискриминации самого понятия «национальность»? Настойчиво пытаясь выделить и табуировать именно этот признак, мы невольно создаем впечатление, что нет дыма без огня. А как же другие анкетные данные? Они, получается, преступникам свойственны?

Например, разве можем мы, оставаясь ответственными людьми, утверждать, что у преступника бывает пол? Взрывоопасная тема, между прочим. Ведь вся история человечества — это непрестанная война полов. Клитемнестра убила мужа. Юдифь отсекла голову Олоферну. В ответ Отелло задушил супругу, а Стенька Разин утопил княжну неустановленной национальности. Наконец, Карл у Клары украл кораллы, да и она в долгу не осталась. Чтобы не возбуждать межсексуальную рознь, надо бы в уголовной хронике писать так: «Лицо неустановленного пола по фамилии Макбет 27 раз ударило по голове сожительствующее с ним лицо неустановленного пола сковородкой по голове, а потом долго било скалкой, отчего последнее скончалось, не приходя в трезвое сознание». Когда в нашу жизнь войдут однополые браки, привычка к такой манере изложения нам тем более пригодится.

Не забудем о должностях, чинах и званиях. Мне кажется, наличие таковых у преступника — прямая угроза стабильности в обществе. Стоит сказать, что некий почтмейстер — жулик, и это сразу же бросит тень на всех почтмейстеров, а может быть, и на некоторую часть городничих. Да что там, на всю вертикаль власти! Если же какой-нибудь начальник богоугодных заведений все-таки уличен в воровстве или коррупции, то корректнее было бы сказать об этом таким образом: «Гражданин Земляника, занимающий неустановленную должность, был задержан в своем кабинете при получении взятки».

А вот еще какой пакостью увлекается наша бульварная пресса: раскапывать, с кем в родстве состоит подозреваемый. До сих пор можно встретить такие, с позволения сказать, новости: «Сын министра Талейрана насмерть сбил пешехода, управляя в состоянии алкогольного опьянения внедорожником BMW». Но ведь даже тиран Сталин говаривал, что сын за отца не отвечает. Стало быть, и уважаемый отец тоже не отвечает за непутевого сына и, несомненно, сам потребует для него строжайшего наказания. У преступника нет родственников, поймите вы это. Нарушил закон — и ты сирота.

Надеюсь, законодатели еще обратятся к этим темам — лиха беда начало. Хорошо, что хотя бы с грязными этническими намеками будет покончено. Заранее учимся писать грамотно, стерильно и объективно: «Лица неустановленной национальности и неизвестного вероисповедания Абулькасим Фирдоуси, Джалаладдин Руми и Садриддин Айни, угрожая травматическим оружием, отобрали дневную выручку в размере 150 тыс. рублей у сотрудника ДПС Антона Дельвига». Смысл полностью передан, а разжигание отсутствует, не правда ли?

Люблю этот старый советский анекдот: «Штирлиц шел по весеннему Берлину, и что-то неуловимое выдавало в нем разведчика: то ли пристальный взгляд, то ли волочащийся за спиной парашют».

Игорь Караулов.

izvestia.com.ua